Виталий Кличко: «Я буду баллотироваться в мэры Киева. И мне не о чем договариваться с Банковой»

26.10.2011 17:42

В последние недели Виталий Кличко оказался в числе основных ньюсмейкеров. Глава фракции «УДАР» в Киевсовете сделал гневное блиц-заявление в защиту Тимошенко, слетал с первым рабочим политическим визитом в Штаты, и, наконец, под патронатом олигарха Пинчука собрался баллотироваться в президенты, отказавшись от не единожды задекларированного намерения стать мэром европейской столицы. В этой связи к Виталию Кличко есть много вопросов.

— Виталий, перечень ваших политических амплуа, признаюсь, не только впечатляет, но и настораживает. Мэр Киева, лидер партии «УДАР», оппозиционер, с некоторых пор и кандидат в президенты. Похоже, вам стоит расставить приоритеты. Для себя самого прежде всего.
— Действительно, неделю назад я узнал, что баллотируюсь в президенты. Было занятно наблюдать, как очень многие профессиональные журналисты и СМИ подхватили эту утку. Однако на сегодня вопрос президентских выборов, которые пройдут только в 2015 (!) году, думаю, не актуален. Всему свое время. Сейчас приоритеты для меня и моей команды — выборы в ВР и мэра Киева. Нас тревожит, будут ли эти выборы демократичными, сможет ли оппозиция контролировать подсчет голосов. А подобные версии о моем участии в президентских выборах, как и одновременно появившиеся многочисленные «киевские» рейтинги — продукт политтехнологов. Мол, Кличко не идет в мэры. Он, оказывается, идет в президенты, потому что у него якобы рейтинг ниже, чем у Попова. Смешно. Но, похоже, я все-таки недооценил пословицу о том, что чем больше ложь, тем легче в нее верят.
— Но есть и другая версия: Кличко согласился на бартер, предложенный Банковой. Вы снимаете свою кандидатуру и уступаете Киев Попову, взамен получаете «зеленый» на выборах в парламент?
— Вы вынуждаете меня комментировать слухи. Но для такого серьезного издания, я это сделаю. Во-первых, никаких диалогов с Банковой я не веду и никаких сделок не заключаю. Я уже давно обозначил свои приоритеты. Сегодня веду активный диалог с простыми украинцами, с киевлянами. Их доверие — вот мои приоритеты. Я их не меняю, так как не хочу выглядеть непоследовательным. Я буду баллотироваться в мэры Киева, партия «УДАР» пойдет на выборы в ВР. Мне не о чем договариваться с Банковой и нечего просить у власти.
— Даже если у вас, к примеру, аккурат накануне выборов возникнут проблемы с налоговыми органами?
— Я понимаю: если ты сегодня находишься в оппозиции, то у тебя априори могут возникнуть проблемы. Предполагал, что группа экспертов власти серьезно работает над тем, чтобы найти так называемую стартовую позицию для начала «конструктивного диалога» с Кличко. Безусловно, мне хотелось бы знать весь перечень их находок. Спасибо, об одной вы мне сказали. Комментирую. Источник моих доходов — спорт, и я ни одной копейки не зарабатываю в Украине. Поэтому налоговая Украины может предъявить любые претензии… к налоговой Германии. На самом деле я отдаю себе отчет в том, что, занимаясь политикой, должен быть готов отстаивать свою позицию и свое имя. В этой связи я предпочитаю быть прозрачным и не иметь болевых точек, на которые могут надавить оппоненты. А тем более — налоговая. С налоговыми службами на Западе не шутят. Моя декларация о доходах есть и в налоговой Украины.
— Я ее не видела, но подозреваю, что цифры там хоть и внушительные, однако вряд ли сопоставимы со стоимостью национальной или столичной избирательной кампании. У вас действительно появился новый партнер по фамилии Пинчук?
— С Виктором Пинчуком у нас дружеские отношения. Но они не базируются ни на бизнесе, ни на политике. Я симпатизирую этому человеку за его вклад в то, чтобы Украина стала европейской. На самом деле присутствие в запущенной версии еще и спонсора-Пинчука только подтверждает мои предположения об авторе, приготовившем эту утку.
— Так назовите его.
— Это очень близкий к партии власти источник. А власть заинтересована в том, чтобы нивелировать мои позиции в Киеве. Война рейтингов уже началась.
— Киев для вас в этой истории что? Трамплин? Учебка?
— Киев — это главная точка страны, здесь либо начинаются, либо проваливаются реформы. Моя команда работала на Киев и будет работать. Наша фракция в Киевсовете показала, что мы не стали фракцией тушек ни при Черновецком, ни при Попове. Нам удалось выдержать линию, удержать людей идеей, а не финансами и портфелями. Депутаты взяли на себя обязательства перед киевлянами и старались их выполнять.
— У вас было достаточно показательное и одиозное голосование за ликвидацию районных советов. Ваша фракция оказалась в числе тушек.
— Я уже пояснял свою позицию на этот счет. Киевсовет вначале голосованием большинства лишил депутатов райсоветов реальных полномочий. На что они могли влиять? Просто оставались заложниками будущих выборов. Блок Кличко этим голосованием обезопасил себя от возможных камней в свою сторону. Чтобы депутаты, которые пойдут к людям уже на выборах мэра, не выглядели балаболами, которые обещали, но реально ничего не сделали, потому что не имели никаких полномочий.
— А как вы себя лично обезопасите от того, чтобы, уж простите, не стать мэром-балаболом? Закон о столице был изменен в пользу назначенного президентом главы КГГА. Вся исполнительная власть сосредоточена в его руках.
— И это один из ключевых вопросов. Киев — единственный город в Европе, где местного самоуправления нет. Здесь все зависит от наместника, которого назначил президент. При этом президент декларирует европейские ценности, европейскую интеграцию… О чем мы говорим, если у нас уничтожена одна из ключевых европейских ценностей — самоуправление?! О каких принципах мы вообще вспоминаем, если выборы в Киеве не проводятся только потому, что мэром должен стать представитель Партии регионов? И никто другой. И пока ПР не подтянет рейтинг своего кандидата, выборов не будет. Вы видите здесь что-то от демократии? Я — нет.
Более того, власть декларирует борьбу с коррупцией. И борется. Только в результате в тюрьме почему-то сидит Луценко, обвиненный в растрате 40 тыс. грн. на зарплату водителю. А мэр Черновецкий, укравший 70 (!) млрд. (и власть об этом заявила публично), путешествует за границей. О том, что он просто не ходит на работу, и заикаться уже как-то неудобно… При этом ни одного дела по членам его команды не доведено до суда. Все наши ходатайства в ВР о перевыборах и даже решения судов на этот счет правящим большинством не рассматриваются. Все это двойные стандарты.
Что касается полномочий мэра, то мы будем инициировать изменения в закон о столице. До выборов. И у парламента и президента будет возможность показать свое истинное отношение к киевлянам.
— Об истинном отношении к киевлянам даже неловко как-то слушать в свете событий с делом Тимошенко. Президент Янукович легко показал свое истинное отношение уже не только к киевлянам и украинцам, но и к европейскому и мировому сообществу. Ново¬ис¬печенному диктатору, мягко говоря, сейчас не до проблем местного самоуправления. Поэтому я так и не поняла, зачем вам этот пост, если рычагов влиять на ситуацию у вас нет.
— Еще раз повторюсь, что руководить столицей должен человек, наделенный доверием киевлян, а не Банковой. Надо возродить роль парламента как независимого органа власти, а не сборища кнопкодавов. Я баллотируюсь в мэры, партия «УДАР» идет в Киевсовет и ВР. Таков алгоритм. Моя цель не прибить еще одну табличку к дверям, а максимально влиять на процессы как в Киеве, так и в стране. Осуществить реформы. Я уверен, в результате грядущих выборов в парламенте произойдут серьезные изменения. Мы должны не только вернуть местное самоуправление в столицу, но и ликвидировать двойные стандарты власти.
Иначе… Не хотелось бы затрагивать эту тему, но многие эксперты говорят о возможности ближневосточного сценария в Украине. Температура в обществе постепенно приближается к точке кипения. Это плохой сценарий. Я надеюсь, что у президента все-таки хватит логики и мудрости остановиться. Ведь в свете последних заявлений власти все абсолютно понятно: изменение курса и разворачивание с Запада на Восток. Не думаю, что этот поворот на 180 градусов будет спокойно воспринят украинцами. Большая половина наших граждан поддерживает европейский выбор, и вряд ли молча проглотит новые мессиджи о прелестях Таможенного союза и ЕврАзЭС. Да и большинство влиятельных регионалов, чей бизнес ориентирован в Европу, не в восторге от последних событий и столь откровенной смены риторики и вектора власти.
— Ну, как там будут разбираться с Виктором Федоровичем влиятельные регионалы, время покажет… А народ, вообще-то, пребывает в глубокой депрессии. Тимошенко уже проглотил.
— Более 50 процентов украинцев имеют протестные настроения и готовы выйти на улицу отстаивать свои интересы. Столько же не поддерживают власть. Сдерживает одно: 57 % украинцев не доверяют ни одной политической партии. Политические элиты действительно утратили кредит доверия. И власть, и оппозиция. Потому должна произойти смена политических поколений, политических элит. Должны прийти не просто новые люди, а качественно другие политики.
— Вы поэтому не вошли в КОД (Комітет опору диктатурі)? Претендуете на роль третьей силы?
— Не очень люблю бесплодные собрания — заседания, а КОД, к сожалению, превратился скорее в дискуссионный клуб, чем в штаб по выработке решений. Почему парламентские партии, входящие в КОД, даже не смогли собрать подписи для проведения внеочередной сессии ВР после ареста Тимошенко? Есть много других вопросов. Мы изначально заняли позицию, что поддержим все конкретные действия, партия «УДАР» принимала активное участие в протестных акциях на День независимости. Но вот в распрях и выяснениях отношений, которые только ослабляют оппозицию, мы участвовать не будем. Думаю, оппозиции надо объединяться вокруг конкретных дел, а не деклараций. Но мы находимся в диалоге. Да и власть делает все, чтобы точек соприкосновения у нас становилось все больше. Рассматриваем два варианта: возможное объединение усилий оппозиционных партий перед выборами либо после.
— С кем, если перед выборами?
— Думаю, что политических партнеров нужно называть, когда уже есть конкретные договоренности, а не в процессе переговоров. Всему свое время.
— Уточните, какие конкретные действия вы лично предложили оппозиционерам, вокруг которых они отказались объединяться? Пред¬ставители КОД хоть под судом иногда появлялись, а вас и там не было.
— А что сделал КОД? Какой вообще у него план?.. Что касается репрессий против оппозиционеров, то здесь стоит признать, что мы все — все общество в целом и все политические партии в частности — были инертны и позволили власти так быстро скатиться в сторону авторитарности. Ведь началось все не с процессов над оппозиционерами, хотя сегодня освобождение Тимошенко, Луценко и других экс-министров — это принципиальные вопросы и для Запада, но и нас. Я считаю, что эти дела носят политический характер, и требовал освобождения Тимошенко, заявил готовность взять ее на поруки. Сегодня мы координируем наши действия в конкретных акциях, которые проводились и будут проводиться.
— И все-таки в чем ваши реальные эффективные действия как оппозиционера сегодня? Кроме технологично озвученных заявлений по приговору Тимошенко.
— Оппозиционность моей партии внутри страны определяется нашими голосованиями и четкой позицией в тех органах самоуправления, где мы представлены, в том числе и в Киевсовете. Внешний вектор. Безусловно, мы сами должны решать наши внутренние проблемы, но внимание и позиция Запада сегодня чрезвычайно важны, чтобы Украина окончательно не скатилась к авторитаризму. Большинство бизнесменов ПР заинтересованы интегрироваться не в ЕврАзЭС, а в ЕС. Это сохранит их активы и даст возможность дальнейшего развития. Поэтому от мнения наших западных партнеров напрямую зависит их благосостояние. Имея очень хорошие рычаги влияния, мы работаем в этом направлении. Я непосредственно. В этом ключе проходили и проходят встречи (в том числе и неофициальные) на самом высоком уровне в ЕС и США. Я называю это отстаиванием интересов страны и демократических ценностей.
— Хотите сказать, что в жесткой реакции Европы на приговор Тимошенко есть и ваша организаторская лепта?
— Правильно понимаете. Сегодня много говорят о возможных санкциях к Украине. Однако на каждой встрече с ключевыми политиками, которые не просто декларируют, а влияют на геополитику и финансы, я прошу об одном: не применять санкций к украинскому народу, только — к чиновникам от власти. Которая открыто нарушает задекларированные ею же принципы евроинтеграции. То, что мы делаем, это кропотливая и системная работа.
— Ваш первый рабочий визит в США в качестве политика также подразумевал такую кропотливую работу?
— Безусловно. Я был приятно удивлен и уровнем встреч, и интересом к моей политической силе и тем, насколько американская элита информирована о происходящем в Украине. Мессидж один: вы декларировали европейский вектор, значит, соблюдайте европейские стандарты и ценности в политике.
 — Правда, что функции «Немыри» у вас исполняет Мирон Василик, представитель известной американской компании PBN? (Супруг члена фракции БК в Киевсовете Марии Ионовой. — Авт.)
— Компания действительно выступала в роли одного из консультантов. Организовывал же визит украинец. Пока он не дал согласие на обнародование его фамилии. (Тем не менее, открытые источники называют фамилию Олега Шамшура, экс-посла Украины в США – Авт.)
— Официальные зарубежные визиты, мощное информационное сопровождение, повышенное внимание оппонентов и их политтехнологов — все это говорит о высоком старте вашей политической карьеры. И все-таки, на какие средства вы будете проводить аж три (мэр, Киевсовет, ВР — Авт.) избирательные кампании?
— Я понимаю, насколько важна для избирателя репутация оппозиционных политиков, поэтому к вопросу финансирования кампании мы будем подходить предельно ответственно. Я не был членом ни одной партии. Я не зависим от финансовых вливаний тех или иных финансовых групп. Мы строим свою партию снизу, а не ищем спонсора под лидера. Мы хотим объединить людей вокруг идеи. И идеологии. Сегодня приходит очень много тех, кто видит в нашей партии альтернативу. Люди готовы вложить и силы, и средства. Потому что понимают, что я никогда не был и не стану марионеткой в чужих руках.
— Но когда вы пойдете платить за билборды, одной репутации может быть недостаточно. Не факт, что Артур Палатный (друг детства и владелец ресурса «Укрнет» — Ред.), Иван Плачков, Наталья Новак и бывший зампред Голосеевской райадминистрации Ковальчук потянут всю кампанию. Что за люди вообще с вами?
— Нас поддерживают те, кому надоели беспредел и коррупция. Безусловно, приходят и представители бизнеса, в основном среднего, люди, которые даже не собираются быть в политике. Не думаю, что стоит называть фамилии, учитывая, насколько уязвим сегодня бизнес.
В то же время мы понимаем, что не сможем конкурировать с партией власти, у которой в руках колоссальный административный и финансовый ресурс. Мы и не собираемся этого делать. Наша ставка не на билборды, а на прямой диалог с избирателем (никто пока не запрещал разговаривать с людьми). А также на порядочных и профессиональных людей, которые могут организовать работу на местах.
Да, у меня были ошибки. Первая наша фракция в Киевсовете в 2006 году проявила себя на первом же голосовании — половина депутатов туда пришли за должностями и деньгами. Формирование второго состава нашей фракции в Киевсовете было совсем на других принципах, идейных.
— Поэтому у вас появились идейные строительные магнаты Парцхаладзе и Миргородский?
— И где они сейчас? Ушли. Все дружно говорили: «От Кличко ушли спонсоры». Но они участвовали в финансировании кампании на равных условиях с другими. Основным источником финансирования были мои личные средства. Мне есть что сказать избирателям, в отличие от тех, кто и избирателей предал, и идею.
— А какая у вас идея? Идео¬логия? Вы левые, правые, либералы? Кто? В вашей многостраничной программе идея размыта.
— Структурно мы строили партию по принципу ХДС. Долго с ними сотрудничали. Идеологически мы ближе к социал-либералам. (Кстати, к социал-либералам относит себя УНП Катеринчука – Авт.). В центре нашей идеологии четыре аспекта: права и свободы личности, гражданское общество, рыночная экономика (социал-либералы исповедуют частичное регулирование рыночной экономики государством. — Авт.) и интеграция в европейское сообщество. Мы спорили несколько месяцев. Нам нужно было самим себе ответить на огромное количество вопросов. И это была очень полезная и интересная работа. Сегодня у нас в партии около 10 тысяч человек. Мы не гонимся за количеством. Мы объединяемся вокруг идеи. Нам нужны люди без предысторий, которые могли бы дать позитивный толчок вперед.
— Вы не боитесь стать заложником окружения? Что вас будут использовать?
— Я думаю об этом. Но сделаю все, чтобы такого не случилось. Считаю, что лично я отвечаю за каждого человека и его действия в своей команде.
— По поводу предысторий. Вам обязательно вспомнят вашу: суровые 90-е, спонсорство Бакая…
— Знаете, я все эти «предыстории» уже пережил. «Был рэкетиром», «связан с криминальным миром», даже мой отец «диппочтой организовывал запрещенные поставки»… Я вырос в Киеве. У меня не было богатых родителей. Я сам себя сделал. Да, я знаком с Бакаем. Он действительно поддерживал спорт, инвестировал в легкую атлетику, Федерацию бокса. Но меня лично финансово он не поддерживал никогда. Я с ним дружил, а не занимался бизнесом.
— Еще одна. «Ведь у нас бы Усама отстроил Чечню, а у вас не вернулся из боя»? Это Михаил Ефремов и Дмитрий Быков в российском оппозиционном проекте «Гражданин поэт» на смерть Бен Ладена. В то время как вы в Броварах с Кадыровым смотрели бокс. Вам досталось за это в зарубежных медиа.
— На контракте компании «K2 Ukraine» более 20 боксеров и один из самых успешных — чеченец. Боксировал за звание чемпиона мира. Поддержать своего земляка неожиданно решил президент Чечни. Что вы мне можете в этой истории предложить? Заявить, что если ты чеченец и тебя летит поддерживать твой президент, то ты никогда не будешь боксировать в Украине? Отменить мероприятие? Спрятаться от Кадырова? Я придерживаюсь мнения, что спорт способен изменить мир. Это был не политический визит. И я пользуюсь любым случаем для того, чтобы изменить мир к лучшему. Какие еще камни? Бросайте.
— Только цитаты. Виктор Шендерович: «Это не два паука дерутся в банке (про Тимошенко и Януковича), это паук съел банку. И если в самое ближайшее время Украина не найдет банку по его новым размерам, пускай потом пеняет на себя». И все-таки план реального, а не виртуального оппозиционера Виталия Кличко.
— Создать сильную партию, которую поддержат украинцы, усилить команду за счет идейно близких, на ориентированных на Европу профессионалов, способных проводить реальные реформы. Сегодня руководству страны импонирует авторитарная вертикаль нашего восточного соседа. Но даже если власть сильно захочет реализовать здесь российский сценарий, у нее не получится. Партия власти не может закрыть социальные проблемы украинца длинным нефте-долларом. Доллара нет. Нефти тоже. А температура в обществе близка к точке кипения. Пропасть между богатыми и бедными растет с каждым днем. Поэтому я надеюсь, что мудрости хватит, в противном же случае, как я уже сказал, не исключаю возможности радикального развития событий.
— Вы пойдете на баррикады?
— Если мы занимаемся политикой, то понимаем, что чуть-чуть беременной быть невозможно. Если события будут развиваться по радикальному сценарию, пересидеть не удастся никому. Но все-таки мы надеемся, что президент сделает шаг назад. Что следующие выборы пройдут в рамках правового поля. Что проходить они будут по пропорциональной системе и открытым спискам. Что во время выборов общество даст оценку действиям власти. Что в ходе них нам удастся доказать свою профессиональную пригодность и вместе с другими оппозиционными силами сформировать большинство в парламенте, которое будет принимать решения в интересах людей, а не финансово-промышленных групп. Для этого нам необходимо получить поддержку украинцев. Более того, нам необходимо защитить наши результаты. Я не хочу показаться наивным и рассуждать о том, что это будет честная борьба и нас ждут и дадут равные возможности. Не ждут. Мы готовимся к очень непростому электоральному поединку.
— То есть вы не поддерживаете предложение Яценюка бойкотировать выборы? Я правильно вас поняла?
— А зачем расчищать власти территорию? Ведь для Европы назначат виртуальную оппозицию, которая будет конкурировать с властью. Это может быть самая большая глупость оппозиции.
— И все-таки это несколько отдаленная перспектива. Но Тимошенко в тюрьме сегодня. Последние заявления Януковича, Пшонки и придворных спикеров ВР говорят о том, что выпускать ее никто не намерен. Она остается в тюрьме, а жизнь идет своим чередом? Вы ждете, пока Янукович помудреет, готовитесь к выборам на всякий случай, предупредив его, что возможен ближневосточный сценарий…
 — Пока остается надежда на апелляционный суд. И эту инстанцию надо пройти. В данном случае мы как политическая сила будем более активны.
— Пойдете к зданию суда со своими сторонниками? Или сделаете не одно заявление, а два?
— Будет не одно заявление, и не только президенту Украины. Я не хочу сейчас раскрывать все карты. Но у нас, конечно, есть план. Мы прекрасно понимаем, что дело здесь не в конкретной фамилии Тимошенко. Дело в уничтожении института оппозиции и его лидеров. Мы против избирательного правосудия и двойных стандартов, которые использует Янукович и его команда. Сегодня Тимошенко, завтра следующий. А послезавтра может за решеткой оказаться демократия, перспективы Украины, весь украинский народ с его нереализованными ожиданиями евроинтеграции и лучшей жизни.
Инна Ведерникова «Зеркало недели. Украина»

Регіональні організації

Події та анонси

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новини